Пустозерск, 1680 г. января 20
Российский государственный архив древних актов
Ф. 137. Боярские и городовые книги. Городовые книги по Новгороду Великому. Кн. 96. Л. 120об.–121об.

Подлинник.

Бумага, чернила; скоропись.

В составе МГАМИД.

Опубл.

Малышев В.И. Неизвестные документы 1680 года о протопопе Аввакуме // Русская литература. 1967. № 4. С. 102.

Протопоп Аввакум, старец Епифаний и поп Лазарь были доставлены в Пустозерск к месту пожизненного заключения 12 декабря 1667 г., дьякон Федор привезен позднее, 20 апреля 1668 г. Местному воеводе И.С. Неелову в сопроводительной царской грамоте предписывалось сделать для ссыльных крепкую тюрьму: на огороженном тыном пространстве поставить избушки для колодников, отделяя их друг от друга высокими заборами.

Несмотря на то, что власти торопили с постройкой тюрьмы, она затянулась почти на два года, и все это время узники жили «порознь» в очищенных от пустозерских крестьян четырех избах.

В октябре 1669 года Аввакум «с товарыщи» были перемещены в выстроенную для них «собную» тюрьму. Она состояла из четырех маленьких избушек, огороженных двумя рядами частокола. После апрельских казней 1670 года (Епифанию, Лазарю и Федору резали языки и отрубили пальцы на правой руке) все четыре «малыя темницы» для прочности были осыпаны землей, и в таком виде они более десяти лет служили жилищем несчастных пустозерских узников.

(л. 120об.) Того же числа писал к великому государю из Пустоозерского острога он же, стольник и воевода, Гаврила (л. 121) Тухачевской. В нынешнем во 188-м году сентября 2 день по грамоте великого государя велено ему писать к Москве: церковные колодники, роскольники, бывшей протопоп Аввакум с товарыщи, в Пустоозерском остроге по прежнему ль в тюрьме сидят в крепости? А ныне и впредь велено приказывать короульным стрельцом накрепко, под смертною казнею, чтобы они тех колодников держали в тюрьме с великою крепостью. А тюремных крепостей велено досмотрить и будет некрепко, велено укрепить тотчас.

И те тюрьмы, где сидят Аввакум с товарыщи, огнили, и тын, что около тех тюрем, погнил и розвалился, а крепить без нового лесу невозможно, и лесу ныне в Пустоозерском остроге добыть не мочно, потому, что место безлесное, а гоняют пустоозерцы лес водою из дальных мест, из Ижимской слоботки, от Пустоозерского острогу пятьсот верст. А ис коких доходов те тюрьмы делать, того в грамоте не написано: по указу великого государя ни на какие росходы денежные казны держать не велено.

А пустоозерцы, посадцкие и уездные люди (л. 121об.), многие от голоду и от немернаго правежу розбрелися врознь. А тюрем починить без указу великого государя тех пустоозерцов и уездных людей нарядить не смеет, чтобы великого государя доходов не остановить.