1672 г., сентябрь
Российский государственный архив древних актов
Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 13. Д. 1009. Л. 190–194.

Подлинник.

Бумага, чернила; скоропись.

В составе МАМЮ.

(л. 190) В нынешнем, во 181-м (1672) году сентября в 19 день к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия  Малыя и Белыя Росии самодержцу, писал из Сумского острогу голова московских стрельцов Клементий Иевлев, а в отписках ево написано.

В 1-ой

По указу великого государя велено ему быть в Сумском остроге и Соловецкого монастыря над мятежниками промышлять, и он, де, устроясь с служилыми людми, ходил на Соловецкие острова августа с 2 числа. И пришов в Глубокую губу, посылал к мятежником в монастырь с письмом сотника Микифора Порошина, чтоб они, мятежники, великому государю в винах своих добили челом и Освещенному собору покорение принесли, и ево б, Клементья, в монастырь пустили. И те мятежники стоят упорно и отказали ему с великим невежеством. И он, Клементей, з государевыми ратными людми ходил под монастырь и около монастыря хоромное строенье (л. 191) и конюшенной, и воловой дворы, и соляные, и иных промыслов анбары и лотки, и карбасы, и сено, и дрова пожег без остатку, и рыбные и звериные ловли все разорил, и лошадей велел побить. А государевых ратных людей отвел в целости, и только ранены  два человека. И ис-под монастыря отступил в Сумской [острог], для того что у служилых людей пороху и свинцу не стало. А по скаске соборного старца Иоиля в Сумском пороху и свинцу нет. Исдержал весь Игнатий Волохов. 

(л. 192) В 2-ой

Будучи на острову, он же, Клементий, посылал в Соловецкой монастырь к мятежником Онзерские пустони старцов двух человек, а велел им говорить, чтоб они обратились, а впред им те их вины помянуты не будут. И мятежники, де, тем старцом сказали, что они его, Клементьеве, присылке и письму не верят, боятся. чтоб он их не посек. И отказали впрям, что от них сдачи не будет да тех мест, покамест та прислана к ним будет государя грамота об отдаче вины их.

В 3-ей

По указу великого государя велено ему над мятежниками Соловецкого монастыря промысл и тесноту учинить. А зачем промыслу над ними чинить будет немочно, и ему отступить в Сумской, а на весне рано иттить к монастырю со всеми ратными людми. И только, де, укажет великий государь весною иттить ему к монастырю, и ему де иттить не с чем – пушек и пороху и свинцу и фитилю для приступного дела главного [нет] ˂…˃

(л. 193) В 4-ой

Он же, Клементий, из Сумского розослал по всем волостям сотников и стрельцов и велел беречь накрепко, чтоб в монастырь нихто ни с чем не проехал. А Соловецкого монастыря мятежников дети, и братья, и племянники живут в усольях и в волостех и приезжают к ним в монастырь тайно, и всякую ведомость чинят. И он, де, тех мятежников, их детей, и братью, и племянников из волостей и из усолий выслал в Сумской и велел их держать до указу великого государя, чтоб от них в монастырь никакова ведома не было. А впредь тем мятежнецким детям где быть, о том бы ему указ учинить.

В 5-ой

Августа в 25 день били челом великому государю Соловецкого монастыря архимарит Иосиф з братьею, а ему, Клементью, подали челобитную за руками и тою челобитную под отпискою принял он к Москве, а в челобитной написано: (л. 194) присланы к ним в Сумской острог з головою московских стрельцов с Клементьем Иевлевым начальных людей 5, сотников 2, стрелцов двинских 500 человек к прежним в прибавку. А в Сумском велено им давать хлебные запасы – муку и крупы и солод. <…>