Сумской острог, 1670 г.
Российский государственный архив древних актов
Ф. 27. Приказ тайных дел. Д. 587. Л. 1–5.

Подлинник.

Бумага, чернила; скоропись.

В составе Государственного архива Российской империи.

Опубл.

Барсков Я.Л. Памятники первых лет русского старообрядчества. СПб., 1912. С. 28–31.

(л. 1) 178 году апреля в 16 день, к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцу, писал стряпчей Игнатей Волохов. 

По его, де, великого государя, указу велено ему сказать соловецкому мятежнику, тюремному сидельцу Антипке Иванову, какое государево дело и на ково он ведает, и чтоб он то все написал своею рукою и, запечатав, отдал ему и Соловецкого монастыря архимариту Иосифу, а буде он грамоте не умеет, и он бы велел написать отцу своему духовному или кому он в том верит.

И Антипко, де, им сказал, что у него в Сумском остроге отца духовнаго нет, а иному никому он в том не верит.

И он, де, Игнатий, поговоря с архимаритом Иосифом, послал ево, Антипку, к Москве.

(л. 2) А на Москве Антипка Иванов в роспросе сказал: родом, де, он Полоцкого уезду, а в полон взят во 163-году, и жил в Ярославле у посацкого человека, у Андрюшки Загайнова, делал сапожное, и в прошлом, де, во 175-м году и в великой пост от него сбежал и пришел в Соловецкий монастырь, в Петров пост, и жил в чеботной службе. А как, де, соловецкие старцы учинили мятеж, и он был у них на карауле, и в нынешнем, де, в 178-м году в сентябре Соловецкого монастыря нововыборной келарь Епифаней и старцы  выслали ис того монастыря в Сумской острог мятежников – келаря старца Азария, да казначея, старца Симона с товарыщи 37 человек, сковав, а он, де, выслан с ними же, и в Сумском, де, остроге сидел он в тюрьме, и сказал за собою духовное дело, а не царственное, а царственного, де, дела Соловецкого монастыря архимариту Иосифу и стряпчему Игнатью Волохову он никакова не сказывал. А дело, де, духовное за ним то: в прошлом, де, во 163-м году в Ярославле, церкви великомученика Никиты поп Василий крестил ево в православную християнскую веру, и отец духовной (л. 3) ему был он же, и заповедал ему крест держать и молитву Исусову говорить, как о том положено до новоисправленных книг. Да и другой, де, отец же его духовной, Соловецкого монастыря чорной поп Левонтей, велел ему крест держать и молитву Исусову говорить против тово ж, и ему, де, того никоторыми дела отстаивать не мочно, а по новоисправленным, де, книгам креста держать и молитвы Исусовы говорить ему не велели. А опричь, де, того за ним иного никакова дела нет, и Игнатию, де, Волохову про царственное ни про какое дело он не сказывал, а в Сумском, де, остроге Игнатей Волохов учинил ему наказание, бил ево кнутом за то, что не послушен был новоисправленным книгам. А грамоте, де, он не умеет, а делает он по заповеди отцов своих духовных, как они приказывали ему крест держать и молитву Исусову говорить.

(л. 4) Игнатей же Волохов пишет. В нынешнем, де, во 178-м году Соловецкого монастыря архимариту Иосифу подал письмо варзуженин Павлик Титов, что живут в пустыне два старца, сами в вере колеблюца и других смущают.

И он, де, Игнатей, по тому ево письму и по роспросным речем, тех старцев да с ними мирского человека, Соловецкого монастыря дьячка, сыскал и с архимаритом Иосифом их роспрашивали.

И Павликово письмо, и роспросные речи, и тех старцев, и дьячкову записку за руками прислали они к Москве, а самих велели держать до указу за караулом в Сумском остроге.

А где они в пустыни жили и келью их велел он зжечь, чтобы впредь таким пристанища не было.

(л. 5) А в письме Павлика Титова архимариту написано:

Извещал, де, он ему о пустынниках, в вере колеблющихся, и чтоб он, архимарит, прислал к нему для того книгу «Жезл правления».

А в росписных ево же речах написано: к архимариту, де, Иосифу он писал и книги «Жезл правления» для уверения прошал, что видя он пустынников старцов Пимина да Григорья, да мирского человека, Соловецкого монастыря дьячка Ивашка Захарьева, смущенных, что они приходят в мир и исправленные книги ставят не в дело, и говорят, чтобы держались старых книг, а сверх бы того уверить их, буде они в великой пост учнут исповедыватца и причастятца святых тайн, и они, де, исправленным книгам не противны.

А старцы Пимин да Григорей да дьячок Ивашко в роспросе сказали, что они крестнаго знамения на себя полагать и по исправленным книгам принимать ничего и святых тайн причащатца не хотят: а сказали они – старец Пимин, что он недавно зблевал, а старец Григорей – причащался, де, он недавно а дьячок сказал – имеет он на себе грехи тяжкие.