Москва, [1656 г. март – апрель]
Российский государственный архив древних актов
Ф. 27. Приказ тайных дел. Д. 558. Л. 2–32.

Подлинник.

Бумага, чернила; скоропись.

В составе Государственного архива Российской империи.

Послание, как сказано в сопроводительной записке, было «сыскано в 7177-м году у Благовещения Пресвятыя Богородицы в паперти, писано на него ж, Никона» (л. 1). Обнаружение анонимного письма произошло осенью 1668 г., поскольку в ноябре этого года подьячий Афанасий Трофимов давал показания, что «верхние де столпцы писмо ево, Афрнасьева, рука», а далее писал другой подьячей приказа Большого прихода – Трофим Кирилов, однако «в котором году и месяце и числе то писмо писал и хто ему писать велел, того он не упомнит» (л. 32). По тексту документ, автор которого сознательно, из страха, утаил свое имя, датируется более ранним временем, поскольку на л. 22 сказано: «в нынешнем 164-м году», т.е. речь идет о периоде с сентября 1655 по август 1656 г. Упоминание о готовящемся соборе (л. 31) позволяет значительно сузить эту датировку и отнести документ к марту–апрелю 1656 г. (как известно, собор, ставший важным этапом в ходе Никоновых реформ, проходил в Москве с 23 апреля по 2 июня 1656 г.). По всей видимости, письмо с обличением патриарха Никона не было подано царю, но сохранилось где-то в паперти кремлевского Благовещенского собора, пока не было обнаружено и передано властям. Этот анонимный источник сведений об административном управлении в первые годы патриаршества Никона использовали, пространно цитируя, в своих трудах С.М. Соловьев («История России с древнейших времен. Т. 11. СПб., 1861) и Н.И. Костомаров («История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», отд. 2).

(л. 2) ˂…˃да не (л. 3) зазриши сих, благочестивый царю, иже дерзнул писати твоему величеству, молю ти ся и паки преумоляю, иже хощю писать, внимай Господа ради, яко вся християнская царства снидошася во твое царство, и по сем чаем царства, ему же не будет конца… и еще глаголю: блюди и внемли, благочестивый царю, яко два Рима падоша, а третей твой ныне стоит, а четвертому не бывать. (л. 4) ˂…˃ о сем же нужда належит, изволившу Богу нас наказать за наше к себе согрешение, яко непокоривыя ослы уздою неправедною и немилостивою властию, речи святительский престол патриарху Никону и толико церкви обложил обидами и всякими тягостьми, яко и в турках тако не слышали, его же нрав тебе, государю, повествую первее. Подъял властей, иже добре правяще церкви Христовы, тех в дальная засла, [д]абы нихто воли не имел противу его немилосердию вещати, первее бутто милостився нарек, рукоположения свое пологаше на свещеннический чин, [а за] прежними святыми уставленый чин пошлин имать (л. 5) не велел и ныне не емлют, толко новой чин изнесе. Ставлеником велел привозить отписки от десетилников и от поповских старост, где хто в коей десятине живет… ˂…˃ (л. 6) ˂…˃ А грамоты отдают с престола, а толко бы те грамоты подписывал рукою своею, а не печатал. Ино б и в два годы ставленику с Москвы не сьехать, а иные ставленики проподают и безвестно живот свой мучат на Москве столко времени. ˂…˃ (л. 7) ˂…˃ А ныне (л. 8) у святителя строено подобно адову предписанию, страшно приближитися и ко вратом, понеже бо едины врата и те безпрестанно заперты. А при прежних святителей, когда в собор выходу и не будет, ино к Ризположению, а по вся дни, коему нуждо будет о чем побить челом, и словом челобитья слушали, и в крестовую вход бывал многим свещеником, и из городов приезжим. Да он же, святитель, в олтарь свещеником ни в коково время ходить не велит, бутто отреченных, да уже ни в коково время и в церкве к благословению ходить не смеют, не то что о недоведомых вещех кому допросить, толко всегда во всяко время невозбранно ходят к благословлению жонки да девки, тем ныне время, и челобитных приимает у них невозбранно. ˂…˃ (л. 10) ˂…˃ А ныне, государь, на Москве вдовые попы служат: в большом соборе поп Перфилей, у Благовещения поп Иван Гаврилов, у Казанские в соборе поп Петр, потом иные многие здеся на Москве. Али они святи стали, или от них знамение с небеси бысть? ˂…˃ (л. 13) ˂…˃ Которые, государь, в твоем государьстве иноземцы, и они, многие видя и слыша таковая, удивляютца, а иные и плачют, что тако обещестел чин церковнаго причета. ˂…˃ (л. 14) ˂…˃ Да он же, святитель, велел во всей области переписать в городех и в уездех и данью обложить вновь, да в окладе же, государь, велел положить и поповы дворы, и всяких церковных причетников, и нищих, которые живут на церковной земле, питаютца милостынею. ˂…˃ (л. 16) ˂…˃ Свете благочестивый и праведный царю, розмысли: как он взыде на святителский престол, да и тесно ему стало на преже бывших святителей дворы. ˂…˃ (л. 21) ˂…˃ Ей, ты же, свете праведный, зри внутреннима очима, яко он всюду познаваетца и славолюбец, и сластолюбец, и златолюбец. ˂…˃ (л. 22) ˂…˃ Видиши ли, свете премилостивый, что он возлюбил стояти высоко, ездити широко. ˂…˃ (л. 24) ˂…˃ Молю ти, свете, и поки преумиляю, отгони от стада Христова волков, сиречь види[м]ых врагов Божиих греков. ˂…˃ …старейшину же сеятеля и врага Божия грека старца Арсения повели твердо держати, понеже бо лют враг Богу, якоже вторый Арий. ˂…˃ (л. 26) ˂…˃ Сей же святитель, прия власть, строит вместо Евангелия бердыши, вместо креста топорки тебе на помощь на бранные потребы. ˂…˃ (л. 31) ˂…˃ Да указал ты, государь-свет, и повелел снитися властем в свой царствующий град, а прослутием слышитца, что быти собору, а сам хощеши изыти на брань. И преже бы тебе, свету, подобало призрети на святыя церкви и управитися з домашними враги. ˂…˃ Потом (л. 32) бы изшел безмятежно на далния своя враги. А без тебя, света, хотя и будет собор, не тако, якоже при тебе, свете: овии же дарами почтутся, а иния почтением санов, а которые и обрящутца о истинне, их будет мало, токмо упование возложить на Бога, что восхощет Бог, то и сотворит. Аще тебе, свет, и неугодно сие, что аз, окоянный, твоему величеству дерзнул возвестити и без чесности писати, едва устрабихся единою писанию вдати сие, понеже бо в чужем дому пребывах у некоего станноприимца, крыяхся его и сущих в дому его, а время приближилося. Аще, свете премилостивый, весно твоему величеству будет, что аз, невежа треокоянный, дерзнул писати, а тебе, свете, неугодно и опознан буду, сотвори милость на мне, грешнем. ˂…˃