Москва, [февраль 1667 г. – февраль 1670 г.]
Российский государственный архив древних актов
Ф. 27. Приказ тайных дел. Д. 606. Л. 1.

Подлинник.

Бумага, чернила; скоропись.

В составе Государственного архива Российской империи

Опубл.

Барсков Я.Л. Памятники первых лет русского старообрядчества. СПб., 1912. С. 70–71.

Инок Авраамий был взят под стражу в феврале 1670 г.

(л. 1) Чернец Авраамий возлюбленному другу Ивану Ивановичю радоватися. Возвести мир, молю, от худости нашей христолюбцу Кирияковичю купно со всеми его домашними. Его милостию христолюбца в великом покои до Москвы доволокся, в великом покои, в белой шубе, понеже вельми тепло было; и целую убо и прочих всех христолюбцев, отец и братию нашу духовных. А на Москве христолюбцы ко мне на приезде великую милость и приятство показали, паче прежняго: а живнут такоже в сетовании и в скорбех. Только той человек, о нем же у нас исперва слово было, то дело постановил. Молится о нем; да Господа ради молитеся тако же и друг о друге; да и мене грешника не забудите во своих молитвах, чтобы человеколюбец Господь Бог управил путь мой и паки к вам дойти, и утерпел бы моему окаянству. А о деле батка Панкрата старца Игнатия не видал, еще его не спрашивал. А егда доволокся я до Владимера града, и обретох тамо прежняго друга своего Бориса Ивановича Остолопова, что племянник патриарху Иосафу; а приказана ему десятина и вотчины патриарховы; и ко мне грешнику он христолюбец не умалил прежней любви; наипаче же и сугубо любовь показал ко мне. Только поговорить было некогда – товарищи не подождали. А на Москве его заступлением братия наша зело похваляются. (л. 1об.) Да и мне грешнику такое милостивое слово изрек, что, де, какое дело будет в Патриаршем приказе, и а яз о тебе буду писать. А я с Москвы нарочно еду к нему в Володимер побывать. Клячка у меня своя – христолюбцы реклися окупить. А он меня на том и отпустил, что мне быть у него. А Григорей Леонтьевич только изволит к Москве побывать, и он бы был, не мешкав, меня заставал (бы) на Москве, а вскоре после Богоявлениева дни в Володимер поеду с тем христолюбцем о всем поговорить, да и Григориево дело, только Бог поможет, исправить; а ему самому только не нужно быть, и он хотя бы и не ездил, а будет придет, спрашивал бы меня на Варварском крестце подле Максима Исповедника, мироносицкова попа Дмитрея, что служил у Анны Петровны Милославской у крестов, или Тита Мемнонова, у него же, попа, живет.