Вторая половина XVII в.
Российский государственный архив древних актов
Ф. 27. Приказ тайных дел. Д. 581, 582. Л. 1–3.

Подлинник. Перевод с греческого языка.

Бумага, чернила; скоропись.

На л. 1об. и 2об. подписи-автографы дьякона Гавриила на греческом языке.

Оригинал на греческом языке см. там же. л. 3.

В составе государственного архива Российской империи.

Опубл.

Барсков Я.Л. Памятники первых лет русского старообрядчества. СПб., 1912 С. 9–10.

Под упоминаемом в тексте Пурноским монастырем имеется в виду Бырновский монастырь. Митрополит Макарий Гревенский упоминается в грамоте 1666 года: «грамота архимандриту Варфоломею о присылке в Соловецкий монастырь греческаго митрополита Макария, котораго повелено отдать под начал к старцу добру и искусну, к церкви ходить всякой день и из монастыря никуда не отпускать».

(л. 1) Первое идеже литургисал в Ясах, имали ево на пир по литургии в Пурноском монастыре, и тако востал, ис гостей приехав, ухватил малово, которово он у себя имел, Антония Метилинопулина, и спадеся с ним, а на верху, как пался, пришли торговцы и отъяли от рук ево, и он митрополит ушел оттуду. И приидохом в Расков и, как выехали из Раскова, приехали в Нижней, и тамо пребыхом в день Успения Пресвятыя Богородицы, августа 15 числа. И, как выехали из Нижнево, и он разсек у толмача главу, и у Кирьяка, у малово своево, топорком. И тако возвратихомся назад в Нижней. И, как приидохом в Нижней, взял малово Кирьяка и отдал воеводе на нощь держать, а по утру, и тако их, связав, отвел к воеводе в город; и тамо в городе обрелися паки, как увидел воевода, что он не повинен, и ево отпустил. И поидохом до Путимвля и потом прииде к нему толмач Данил. И по сих иоидохом до Москвы, и как приидохом, не доежжая Колуги, во един от градов, идеже воевода, и от того города шли два крестьянина, и тот митрополит, как их увидел, приманил к себе для благословения; и оне к нему пришли, чая прияти от него благословение, а он их ухватил, бутто оне воры, их увечил и бил, и главы их крушил, до крови разбил топоркомна них знатцы, что оне добрые люди, и воевода их отпустил, (л. 2) и за то митрополит воеводу бранил, и веру ево, и закон, и его проклинал, и царя их, и называл студодеями и свиньями; и нощи тоя, иди же стахом тамо, ухватил малово Ромашку для студодеяния, и он ему не дался, и он у нево митрополит и портки разодрал. И по сих приидохом в Колугу, и говорил митрополит Данилу толмачу: аще сей малой не останетца Ромашко зде в Колуге, я не поеду внутрь до столицы. И тот малой оставлен в Колуге, а мы поидохом к Москве, минухом дни два иль три, заговорились митрополит с Агафаггелом дьяком, и он к нему малово привел, и он с ним с малым студодеял, и на завтрее святаго Димитрия заперся с Ивашком в келие, и до пятого часа нощи ели и пили мясо и куры, и потом с ним Ивашком студодеял во всю нощь и табак пили. И в оную неделю, егда было поставление епископу, во весь день ели жареные мясные штуки и куры, и того вечера приехал к нему Лигарид, и он ево ухватил одною рукою за браду, а в другой руке держал нож, хотел у него обрезать браду, и я, увидел у нево такое злое дело, не восхотел быть у нево.