1666 г.
Российский государственный архив древних актов
Ф. 27. Приказ тайных дел. Д. 533. Л. 4–8.

Подлинник.

Бумага, чернила; скоропись.

В составе Государственного архива Российской империи.

Опубл.

Чумичева О.В. Соловецкое восстание 1667–1676 годов. М, 2009. С. 261–262.

«Дело Сильвестра» было связано с острой внутренней борьбой внутри Соловецкого монастыря, проходившей на фоне церковной реформы.

Реконструкция текста на основе сильно пострадавших документов из Приказа Тайных дел была проведена О.В. Чумичевой.

В представленном фрагменте приводится допрос дьякона Сильверстра о взглядах соловецкого старца Иоакима о патриархе Никоне как антихристе, с критикой его претензий на слишком большую и безраздельную власть.

<…> (л. 4) ево государских детей будет и десять царевичей. И из них де не царствовать ни одному, и после, де, великого государя иного царя на Московском государстве не будет. Потому что, де, на Московском государстве было семь царей. А осмого, де, царя не будет. И он, де, Селивестр, ему, Иоакиму, говорил, почему он ведает, что на Московском государстве осмого царя не будет и государем царевичам не царствовать. И он, де, Иоаким, показывал ему Селивестру, письмо на одном столбце, писано мелким самым писмом. А в нем написано числами 666. А выписал, де, он, Иоаким, то из Апокалипсиса. А толковал, де, он, Иоаким, что бывшему патриарху Никону в мирском чину имя было (л. 5) Никита, а во иночестве Никон. А по-гречески, де, Никитиос. И в то, де, число то имя придет. И ему, де, Никону, на Московском государстве быть папою. И побыв, де, он на Московском государстве папою полтора года, пойдет с Москвы во Иерусалим к жидом, потому что, де, он покусился в Воскресенском монастыре построить церковь Воскресения. (л. 6) Христова. И той де церкви не состроить ему отнюдь. А пришед, де, он во Иерусалим, учнет строить церковь, чтоб ему в том перед ними, жидами, не погрешить. А прежде того, как он же, Иоаким, совещался с ним, Селивестром, из Соловецкого монастыря бежал. То же письмо прочитал ему, Селивестру, и толковал при больничных старцах при Семионе и при Иосифе и при Демиде. А ныне он, Иоаким, на Соловках. Да в Соловецком же, де, монастыре сидит в тюрьме ссыльной человек стольника Матвея Милославского Федка Зыков в той же тюрьме, где и он, Селивестр, сидел. (л. 7) И ему, де, Федке, сказывал старец же Иоаким про царское величество злые слова, чево ему, старцу Селивестру, сказать невозможно. А тем, де, речам записка, ево, Федкина, рука, у стольника князь Михаила Лвова. А ныне, де, он, князь Михайло, в Сийском монастыре. А те де речи он у Федки слышел. И письмо, которое у князя Михаила, он у Федки видел. Только, де, ему про то сказать невозможно никоторыми делы. И старец Селивестр роспрашиван с пристрастьем, чтобы он сказал про то правду. И старец Селивестр сказал: у Федки, де, слышел он и в писме видел, что государя (л. 8) царевича и великого князя Алексея Алексеевича хотят известь. А хто имянем и какова чину, про то ему не сказал. И в письме ево того не написано, а написано глухо. А скажет, де, он, Федка, про то великому государю на Москве.